Гендриков переулок
История музея В.В. Маяковского
Лиля Брик. 1930-е
§3. Основатель музея
На пятую годовщину со дня смерти Владимира Маяковского в 1935 году Лиля Брик при поддержке хороших друзей написала письмо Иосифу Сталину: «Обращаюсь к Вам, так как не вижу иного способа реализовать огромное революционное наследство Маяковского», а дальше говорилось о том, что творческое наследие поэта и его имя придаются забвению. Письмо, попавшее в нужное время в нужные руки, вызвало незамедлительные действия – вождь написал на нем красным карандашом резолюцию Ежову, секретарю ЦК. Это были знаменитые слова, послужившие толчком и для издания собрания сочинений, и для широкой пропаганды творчества Маяковского, и для открытия музея: «…Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям – преступление. <...> Свяжитесь с ней [с Брик] или вызовите ее в Москву. <...> Сделайте, пожалуйста, все, что упущено нами. Если моя помощь понадобится, я готов». Резолюция была опубликована в газете «Правда» 5 декабря 1935 года в редакционной подборке материала о Маяковском. Там же было напечатано сообщение о том, что «Московский совет постановил создать в доме, где жил Маяковский (Гендриков переулок, д. 15/13), Библиотеку-музей Маяковского» и о том, что принято решение переименовать Гендриков переулок в Маяковского.
Письмо Иосифу Сталину с просьбой о переиздании произведений Владимира Маяковского, об организации Библиотеки-музея с резолюцией Иосифа Сталина Николаю Ежову. 1935
Лиля и Осип Брик, являвшиеся хранителями литературного наследия Маяковского, в первые годы работы Библиотеки-музея передали его в фонды, что и стало основой музея. Для официальной передачи Надежда Крупская подписала распоряжение о создании государственной комиссии: от Наркомспроса – Виктор Радус-Зенкевич (председатель), от Союза писателей – Алексей Сурков, от Библиотеки-музея – Надежда Реформатская. Процесс продолжался около трех недель. Было принято: 67 записных книжек (всего существует 69), 108 автографов рукописей и машинописных экземпляров стихотворений, пьес и киносценариев с правками автора, около 600 документов, в том числе 115 писем от различных лиц, почти все прижизненные издания произведений и 500 записок, полученных от слушателей на выступлениях.
Испанские поэты Рафаэль Альберти, Мария Тереса Леон и их дочь Гаэтана и Лиля Брик в Библиотеке-музее. 1956
Лиля Брик и Василий Катанян в группе артистов Государственного Драматического театра в Библиотеке-музее Маяковского. 1954
Первый директор Библиотеки-музея Агния Езерская осенью 1937 года отчитывалась о работе и содействии Бриков: «Без их помощи мемориальную квартиру Маяковского мы открыть просто не сможем: они еще в 1936 году реставрировали и уже привезли всю хранившуюся у них после смерти Маяковского крупную мебель из всех комнат этой квартиры, а сейчас приезжают и привозят одежду, обувь, книги, посуду, бытовые ценности и много всяких предметов и мелочей, которыми пользовался Маяковский и которых касались его руки».

Лиля Брик всегда стремилась сохранить музей в Гендриковом переулке, даже после того, как он был перенесен в Лубянский проезд, она писала официальным лицам с надеждой на открытие для посетителей мемориальной комнаты поэта, но история музея в прежнем доме не возобновилась.
§4. Тайна авторства
Имя автора проекта Библиотеки-музея в Гендриковом переулке не упоминается ни в одном открытом источнике. Одно время авторами указывали архитекторов Сергея Вахтангова и Леонида Павлова. Но они дали в 1936 году лишь общее предложение, как выделить наглядно значение дома среди рядовой застройки переулка. Из всего проекта осуществлено было только размещение на глухой стене соседнего с музеем многоэтажного здания громадными высеченными буквами строчек из поэмы Владимира Маяковского «Владимир Ильич Ленин»:
Я
всю свою
звонкую силу поэта,
тебе отдаю,
атакующий класс.