Лубянский проезд
История музея В.В. Маяковского
Комната Владимира Маяковского в Лубянском проезде, дом № 3, квартира № 12
§1. История дома
В 1896 году купец I гильдии Николай Стахеев купил на территории Мясницкой части города участок земли под № 131/142 со всеми находящимися на нем строениями. Продавцами были Аркадий и Петр Ферстеры, наследники «дворянской жены» Екатерины Рожковской (по первому мужу Ферстер). Этот участок располагался на правой стороне Мясницкой улицы, по соседству с церковью Гребневской иконы Божией Матери, одной из самых древних церквей в Москве. Она была построена во второй половине XV века и украшена уникальной шатровой колокольней. Через год Стахеев купил в той же Мясницкой части еще один участок под № 135/149 и значительно увеличил свое владение. Землю со всеми находящимися на ней строениями он приобрел у отставного инженер-капитана Ивана Ромейко. Владение было в основном занято лавками оптовых торговцев, в одном из домов располагался трактир.
Прошение Николая Стахеева в строительное отделение Московской городской управы
Владимир Маяковский в рабочем кабинете. Москва, Лубянский проезд. 1928
21 марта 1897 года Николай Стахеев направляет в Московскую городскую управу прошение разрешить постройку каменных жилых строений с подвалами и нежилыми первыми этажами в принадлежавших ему владениях. Отопление предполагалось водяное, для чего позже была построена котельная. Доходный дом Стахеева по проекту архитектора Михаила Бугровского возводился по традиционному типу многоквартирных домов для сдачи помещений внаем: однородные по планировке квартиры группировались вокруг лестничных клеток или коридоров. Лишь парадный, уличный, фасад дома получил архитектурную обработку, которая имела декоративный характер и не была связана с конструкцией здания. Незастроенным на участке оставался только двор-колодец.
Общий план владения советника Николая Дмитриевича Стахеева
В соответствии с планом получилось 6 строений: главный дом и 5 жилых корпусов. Строительство главного дома, выходившего фасадом на Мясницкую, завершилось в том же 1897 году. Фасад этого здания архитектор украсил изящными женскими головками, лепниной. Его первый этаж сдавался под магазины. В разное время там размещались: два книжных магазина – Анны Седлецкой и широко известной фирмы Александра Ланга, отца художницы Евгении Ланг, хорошо знавшей Владимира Маяковского; два магазина по продаже семян, булочная Дмитрия Филиппова, магазин замоскворецкого купца и фабриканта Ивана Кирова, снабжавшего покупателей скобяными товарами, инструментами и другими металлическими изделиями. Работала в доме и мастерская по огранке драгоценных камней «Урал».

Главный вход в квартиры основного дома и других жилых корпусов был со стороны Лубянского проезда. В Центральном историческом архиве Москвы сохранилось прошение о разрешении провести электрическое освещение в доме Стахеева, датированное 1903 годом. (Улица Мясницкая одной из первых в Москве получила в 1870-х годах газовое, а в 1890-х – электрическое освещение.)
При заезде наряду с «комнатенкой-лодочкой» Маяковскому разрешено было работать в угловой маленькой комнате, приспособленной им под мастерскую «Окон РОСТА». Здесь рождались знаменитые ростинские рисунки. Есть удостоверение, выданное поэту Всероссийским профессиональным союзом работников искусств: «Дано сие члену Московского губернского отдела Всероссийского профессионального союза работников искусств тов. Маяковскому В., проживающему по Лубянскому проезду, д. № 3, кв. 12, в том, что он как художник нуждается в 2 комнатах – одной для жилья, другой для профессиональных занятий». Пользовался Маяковский этой комнатой недолго – вскоре квартира превратилась в густонаселенную коммуналку.
Интересный факт
В 1918 году дома «Стахеевского подворья» национализировали и передали Высшему Совету народного хозяйства, в них появились конторы, учреждения, магазины, первые коммуналки. В марте 1919 года в квартире № 12 поселился Владимир Маяковский, заняв небольшую комнату. Прежде всю квартиру, состоящую из 6 комнат, занимал сотрудник ВСНХ Юлий Бальшин с семьей. Это были интеллигентные люди: глава семейства – специалист по кожевенной промышленности, его жена – пианистка, сын – студент-химик, учился в МГУ. Лингвист и филолог Роман Якобсон, знавший, что Бальшиных будут уплотнять, посоветовал им своего друга Владимира Маяковского. Балышин хотел спокойного соседа, именно таким его и представил Якобсон, рассказав, что тот работает в РОСТА. После знакомства Маяковскому уступили угловую маленькую комнату у лестничной клетки. Это была первая собственная жилплощадь (11,10 кв.м) поэта.
Табличка с именами жильцов квартиры № 12, дома № 3 в Лубянском проезде
Владимир Маяковский бреется. Москва, Лубянский проезд. 1927
Маяковский часто был в длительных поездках по городам Советского Союза и в зарубежных командировках, во время которых комната на Лубянке пустовала. В связи с этим поэта хотели выселить, и отдать его комнату другим жильцам. Якобы Маяковский в ней проживает непостоянно, а значит, даром занимает драгоценные квадратные метры. Однажды поэт получил повестку такого содержания: «Предлагаю Вам в тридцатидневный срок со дня получения сей повестки освободить занимаемую Вами комнату в кв. № 12 дома ВСНХ, предупреждаю Вас, что по истечении указанного срока выселение будет произведено принудительным порядком». Повестка была вручена Маяковскому участковым надзирателем 48 отделения милиции 25 июля 1924 года. В ответ на эту повестку у подобные ей поэт запасся «охранными» документами с подписью Анатолия Луначарского, которые представлял в административно-хозяйственный отдел ВСНХ, ведавший жильем. Так поэту удавалось сохранить комнату, где он провел «три тыщи дней».
Интересный факт
Лубянская комната располагалась в центре Москвы – отсюда начинался ежедневный маршрут Маяковского в редакции «Правды», «Комсомольской правды», «Известий», «Рабочей Москвы», «Крокодила», корреспондентом которых он был. «Комнатенка-лодочка» стала также и рабочим кабинетом поэта, здесь он создавал плакаты РОСТА: «Я работал часов до двух ночи и ложился спать, подложив под голову не подушку, а простое полено – это для того, чтобы не проспать и успеть вовремя обвести тушью ресницы разным Юденичам и Деникиным». Именно в этой комнате писалась поэма «Про это», велась работа над рекламными плакатами знаменитого знака «Реклам-Конструктор. Маяковский – Родченко», в начале 1923 года состоялось первое заседание редколлегии только что вышедшего журнала «ЛЕФ». Здесь спорили о литературе и искусстве, приходили друзья поэта: кинорежиссеры Сергей Эйзенштейн, Дзига Вертов, поэты Николай Асеев, Семен Кирсанов, Борис Пастернак, писатель Виктор Шкловский, художники Александр Родченко, Николай Денисовский и многие другие.
Повестка Владимиру Маяковскому от участкового надзирателя 48 о/м об освобождении комнаты в квартире № 12, дома № 3 в Лубянском, проезде в 30-дневный срок
Удостоверение № 129, выданное управлением IV дома ВСНХ Владимиру Маяковскому для предъявления в милиции при прописке. 1926
14 апреля 1930 года в «комнатенке-лодочке» состоялся разговор Маяковского с возлюбленной Вероникой Полонской, а в 10 часов 15 минут прозвучал роковой выстрел, оборвавший жизнь поэта.
Одними из соседей Маяковского в Лубянском проезде была семья Гурьяновых. Двое молодых людей относились к Маяковскому с большим уважением, иногда поэт брал у них бритву, но их мать, очевидно, невзлюбила Владимира Владимировича. Как-то в очередной раз приходит к ним Маяковский, а она отвечает: «Занята бритва и очень, очень долго еще будет занята». «Понимаю, – ответил поэт, – слона бреете».
История
После смерти Маяковского лубянская комната но распоряжению Президиума Мособлисполкома от 24 июня 1930 года была закреплена за Лилей Брик. В ней сохранились все вещи поэта. В связи с открытием в 1938 году Библиотеки-музея и мемориальной квартиры в Гендриковом переулке, 15/13, «комнатенка-лодочка» и охранная грамота на нее, а также все вещи, были переданы Лилей руководству музея.
Комната Владимира Маяковского в Лубянском проезде, дом № 3, квартира № 12