Лубянский проезд
История музея В.В. Маяковского
Людмила Маяковская в мемориальной комнате Владимира Маяковского в Библиотеке-музее в Гендриковом переулке. 1954
§3. Основатель музея
Старшая сестра Маяковского – Людмила, после смерти брата целиком посвятила себя пропаганде его творчества. Она, вместе с сестрой Ольгой и матерью Александрой Алексеевной, приходила в Библиотеку-музей в Гендриковом переулке, где общалась с Лилей Брик. Нередки были и выступления, при этом Людмила рассказывала о детстве и юности своего брата, а Лиля – о его творчестве. Александра Алексеевна примиряла двух женщин, которые по-разному относились к произведениям Маяковского и имели противоположны представления о том, как стоит «вылепливать» образ поэта-классика, горлана-главаря, рупора советской эпохи. В 1954 году Александра Алексеевна ушла из жизни, Людмила и Лиля перестали общаться.
В 1958 году вышел 65-й том издания «Литературное наследство», целиком посвященный Маяковскому. В нем были опубликованы неизвестные письма поэта, его предсмертная записка, стенограммы выступлений, а также обзорная статья о записных книжках, подготовленная Варварой Аветовной Арутчевой – сотрудником Библиотеки-музея. Вокруг издания разгорелся скандал, в центре которого оказались те самые письма – личная, полная любви переписка с Лилей Брик. Людмила Маяковская написала в ЦК КПСС письмо на имя Михаила Суслова о том, что в академическом издании сконцентрированы все материалы, снижающие образ Маяковского, внушающие недоверие к нему: «Особенно возмутило меня и очень многих других людей опубликование писем брата к Лиле Брик. Письма эти оказались сугубо личными – интимными, в которых почти нет литературных и общественных сведений, а предисловие фальшиво и нескромно. Брат мой, человек совершенно другой среды, другого воспитания, другой жизни, попал в чужую среду, которая, кроме боли и несчастья, ничего не дала ни ему, ни нашей семье. Загубили хорошего, талантливого человека, а теперь продолжают чернить его честное имя борца за коммунизм. ЦК партии не раз ограждал поэта Маяковского от травли и нападок, и я надеюсь и сейчас на его защиту».

В ответ на это письмо 31 марта 1959 года специальная комиссия вынесла вердикт: опубликованные письма влекут за собой «неверное представление» о Маяковском, «возмущение советской общественности» и используются «в целях антисоветской пропаганды».
Людмила Маяковская на открытии памятника Владимиру Маяковскому. 1958
Людмила Маяковская хотела довести дело до конца и в 1968 году в ЦК поступило новое письмо с просьбой закрыть Библиотеку-музей в Гендриковом переулке: «Я убедительно прошу рассмотреть мою просьбу, которая заключается в следующем: после смерти моего брата, в 1931 году [ошибка, в 1938 году] в Москве был организован мемориальный музей, получивший название "Библиотека-музей В.В. Маяковского". При этом никто не счел нужным посоветоваться с родной семьей поэта, с его матерью, и музей организован не там, где он должен быть. Всем известно, что Маяковский большую часть жизни в Москве после революции, провел в д. № 12 на Лубянском проезде. <…> Однако Библиотека-музей В.В Маяковского почему-то была устроена в доме по бывшему Гендрикову пер. <…> Посетители, проходя по комнатам музея, больше интересуются, что было в той или другой комнате, и экскурсоводу, отходя от прямой задачи – пропаганды творчества Маяковского, приходится объяснять назначение комнат и взаимоотношения Маяковского с О.М. Бриком и Л.Ю. Брик и т.д. У молодежи, как я неоднократно наблюдала, это вызывает недоумение, и у многих складывается неправильное представление о Маяковском. <…> Вот почему я считаю необходимым этот музей закрыть, и открыть мемориальный музей Маяковского».
Лиля Брик на открытии памятника Владимиру Маяковскому. 1958
В 1968 году было принято решение перевести Музей Маяковского в помещение в Лубянском проезде. Дом в переулке Маяковского закрыли на реконструкцию – на самом деле навсегда. Новым директором Людмила Маяковская предложила Владимира Макарова, который не был филологом и знатоком творчества Маяковского, но был последователем Людмилы и помогал ей.

Сестра поэта передала в новый музей все принадлежавшие ей семейные реликвии: книги, документы, мебель. Она сама приняла активное участие в выработке экспозиционных решений музея, вместе с группой ведущих ученых, специалистов по творчеству Маяковского.

Людмила Маяковская умерла в 1972 году, так и не увидев открытие Музея в Лубянском проезде. Музей принял первых посетителей в 1974-м.
Лиля Брик и неустановленное лицо. 1974
§4. Рабочая группа
В 1986 году музей был закрыт на ремонт, а в 1987-м началась реконструкция, которая, не затронув «комнатенку-лодочку», привела к полной перемене всей экспозиции.

Автором концепции и сценарной структуры новой экспозиции стал Тарас Поляков, который работал вместе с другими сотрудниками музея, автором архитектурно-художественной концепции – художник Евгений Амаспюр. К работе также были приглашены архитекторы – Андрей Боков, Евгений Будин, И. Иванов и художники – Иван Лубенников, Андрей Волков, Тогрул Нариманбеков, Игорь Обросов, Тимур Сажин, Сергей Смирнов. В создании экспозиции принимали участие и другие художники и музейщики. Целые производственные коллективы со своими технологиями были подключены к работе по созданию необычных железобетонных конструкций, которые на экспозиции причудливым образом соединялись с деревянными деталями.
«Когда начиналась реконструкция дома, его обнаженные стены напоминали сталинградские руины: менялась крыша, перекрытия, оконные рамы… И только в районе четвертого этажа, на мощных стальных тросах держалась мемориальная "комнатенка-лодочка". Над ней – плакат: "Перестройке не подлежит".

Проводя художественное исследование личности Маяковского, мы хотели создать экспозицию-предостережение, показать на примере гениального поэта-максималиста основные плюсы и минусы подобной жизни-борьбы. Мы не стремились ответить на вопросы, мы их ставили, пытаясь воплотить в экспозиции-драме философскую основу искусства: подлинное искусство – не примитивно-реалистическое "2 х 2 = 4" и не заумно-авангардное "2 х 2 = 5", оно выражается формулой "2 х 2 = ?"».
Светлана Стрижнева:
«Приходили не только к Маяковскому. Приходили смотреть оригинальное произведение музейно-экспозиционного искусства. Приходили спорить и учиться новой методике музейного проектирования. За двадцать лет своей работы сложнейшая экспозиция музея Маяковского оказала заметное влияние не только на отечественные, но и на европейские литературные музеи».
Тарас Поляков: