Лубянский проезд
История музея В.В. Маяковского
Творческий вечер Беллы Ахмадулиной в Государственном музее В.В. Маяковского. 1982
§5. Сотрудники
ВЛАДИМИР МАКАРОВ – первый директор музея в Лубянском проезде, проработал с 1971 по 1981 год. Владимир Васильевич – кадровый военный, член Союза писателей, журналист, поэт, был предложен на эту должность сестрой Маяковского Людмилой.
«Макаров собрал представителей дирекции и голосом трагического героя перед расстрелом сказал: "Как стало известно, на похоронах одной особы был ваш сотрудник отдела пропаганды. Что вы можете сказать в свое оправдание?" "Одна особа" была Лили Брик, скончавшаяся 4 августа 1978 года. Она умерла, покончив с собой, как и ее возлюбленный. Она не захотела провести остаток жизни прикованной к постели, превратившись в беспомощную старуху. Я поняла одно – на похоронах Лили Брик, очень закрытых и не афишированных, были сотрудники КГБ. И это кто-то из близкого окружения Лили Брик. Подобные сцены случались постоянно. Но иногда все звучало более зловеще. Например, когда Макаров звонил "туда" и обсуждал со скандально известным референтом Суслова Воронцовым, кто свой, а кто чужой и кому давать Ленинскую премию».

Марина Соловьева
История
СВЕТЛАНА СТРИЖНЕВА — директор музея с 1981 по 2012 год. С приходом нового директора старая концепция организации музейного пространства, когда посетители могли посмотреть на записки, письма Маяковского и другие экспонаты в стеклянных витринах, стала постепенно меняться. Стрижнева убедила молодых художников создать более абстрактные декорации для музея, чтобы отразить душу поэта и его внутренние терзания. Это вылилось в полную реконструкцию здания в 1987 году: полы разобрали, внутренние перекрытия сломали, никаких признаков обычного музея не осталось. Классический музей был заменен на экспериментальную площадку, с хорошо проработанным сценарием повествования.

В 2005 году Светлана Стрижнева выпустила книгу «„В том, что умираю, не вините никого“?.. Следственное дело В. В. Маяковского. Документы. Воспоминания современников», в которой был дан ответ на вопрос, долгие годы волнующий всех поклонников творчества поэта: самоубийство или убийство произошло 14 апреля 1930 года в «комнатенке-лодочке».
МУЗА НЕМИРОВА – заведующая отделом пропаганды, затем заместитель директора по науке, проработала в музее с 1968 по 2012 год.
«Когда я в 1968 году пришла в музей, у меня уже был опыт музейной работы, поэтому меня сразу заинтересовали люди из окружения Владимира Владимировича Маяковского, которые были живы в то время. Я познакомилась с Натальей Александровной Брюханенко, Еленой Владимировной Семеновой, художницей из ЛЕФа. В 1971 году познакомилась с Вероникой Полонской и дружила с ней до конца ее жизни. В 1968 году музей посетили Эльза Триоле и Луи Арагон. Раньше, где-то в 1950-1960-е годы, были две встречи с Бурлюком. Творчество Маяковского я полюбила еще в школе – и вот, почти сорок лет работаю в музее. Сегодня много споров о Маяковском, о его жизни и творчестве. Владимир Владимирович такое яркое явление, что все время будет волновать и колебать общественное мнение в ту или другую сторону».

Муза Немирова
История
ВЕРА ТЕРЕХИНА – сотрудник музея с 1973 по 1989 год. В 1989 году перешла в Институт мировой литературы имение А.М. Горького, где работает до сих пор. Сейчас Терехина главный научный сотрудник Отдела Новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья, она возглавляет группу изучения творчества Маяковского, главная задача которой – академическое издание Полного собрания произведений Маяковского в 20 томах.

Кроме того, Вера Терехина является автором более 250 книг и статей по истории русской литературы и искусства ХХ века. Она составитель издания «Владимир Маяковский глазами современниц», куда вошли воспоминания пятидесяти женщин, так или иначе связанных с поэтом. Большинство из них ранее не публиковались и взяты из фондов Музея Маяковского.
ЛАРИСА КОЛЕСНИКОВА – проработала в музее около 40 лет, с 1973 года была заведующей мемориальным фондом. Автор книги «Другие лики Маяковского», в которой впервые было рассказано об еще одной, ранее не известной, стороне жизни Владимира Маяковского. Рассказ о вещах, которые окружали поэта, о его имидже, о том, что он любил, как одевался, о его привычках и увлечениях. В 2014 году в Москве была открыта выставка «Маяковский "Haute couture": искусство одеваться», она пришлась по душе многим посетителям и была показана в нескольких городах России.
ВЕРА ПИНТЕЛИНА – проработала в музее с 1983 по 2017 год, заведующая отделом пропаганды, который со временем был преобразован в отдел по работе с посетителями.
§6. Друзья музея
Поэты-шестидесятники были частыми гостями камерного зала Музея Маяковского, где они выступали с чтением своих стихотворений. Их многое связывало с самим поэтом – и творчески, и в плане выступлений перед публикой. Евгений Евтушенко с товарищами задавали тон общения со зрителями, они же выступали и на больших сходках у памятника Маяковскому, открытого в 1958 году. Как пишет Людмила Поликовская, имя Маяковского «было священным и для правительства, и для молодежи, даже и фрондирующей: первое видело в нем "агитатора, горлана-главаря", вторые ‒ лирика, бунтаря, готового искренне и беззаветно служить делу, но не лицам». Примечательно, что именно Евтушенко выступал в Музее в день открытия новой экспозиции в 1989 году. В 1980-е на сцене музея можно было услышать Андрея Вознесенского, читавшего свои дерзкие нонконформистские стихи. Выступление здесь было для него делом чести – поэт считал себя последователем Маяковского. Приходили в Музей на творческие вечера и Белла Ахмадулина, хотя в интервью ее современников можно прочитать, что Маяковский ей не очень нравился, и Давид Самойлов, и Валентин Катаев, видевший выступление Маяковского во время гастролей по Союзу в 1920-е годы, и Владимир Соколов. Стены зала Музея Маяковского слышали голоса самых ярких поэтов, писателей и деятелей искусства того времени.
В 1991 году значительным событием в жизни музея стал приезд в Москву американской дочери Маяковского Патриции Томпсон и ее сына Роджера. Патриция затем несколько раз возвращалась в Москву и обязательно заходила в гости в Музей.
«Первое посещение Музея Маяковского поразило меня. Мне казалось, что я вхожу в дом и вижу его глазами отца – разделяя его взгляды, чувства, борьбу, достижения и разочарования. Мы с Роджером прошли в крохотную комнату. Как странно было оказаться среди вещей отца с моим сыном. Я сидела на его стуле и прикасалась к его письменному столу. Поглаживала старинную столешницу. Дотронулась до календаря, навсегда остановившегося на 14 апреля 1930 года – дне последнего вздоха поэта на земле. Я ощущала присутствие отца среди материальных свидетельств его жизни. Открыла ящик стола – удостоверилась, что он пуст, – и почувствовала, что руки поэта касались того же дерева. Сиденье стула в некоторых местах протерлось. Я положила голову на подлокотник дивана и поняла, что Маяковский мог делать так же. Верила, что он был со мной».
Патриция Томпсон: